Поиск
Поиск по фотографии
>

Худший секс в мировой литературе

Разговор о литературе и теме проституции в ней постоянно муссируется на протяжении многих веков. В последнее время глянцевые журналы, пытающиеся привлечь стремительно уходящих в интернет читателей, все чаще обращаются к теме продажи любви за деньги. Несколько лет назад "Literary Review", один из влиятельных английских журналов, позволил себе не только развернутый комментарий на тему проституции в чопорной Англии, но и опубликовал  шорт-лист, в котором перечислены и прокомментированы номинанты и их работы, получившие анти-премии за худшее, а иногда даже "чудовищно бездарное", как комментирует издание,  описание секса в художественной литературе.

Еще одним интересным событием, взбудоражившим публику, стал выход книги Патриции Д'Аддарио. Это та самая итальянская проститутка, которая имела радость спать с Берлускони. Это издание критики не обошли стороной и истерли языки, растаскивая "литературное произведение" бывшей проститутки на цитаты.

В одном из интервью Алексей Антонов, доцент кафедры теории и литературной критики Литературного института им. Горького, так комментирует проблему бездарного описания темы проституции в литературе: "Примеры худшего описания мне присылают анонимные девочки. Я могу вам зачитать. "Последний насильник отстрелялся Лене в рот и ее отпустили. На широко расставленных ногах она поплелась к двери. - Куда сучка?..". И так далее. Написано стилистически неграмотно, автор смакует процесс. А надо рассчитывать на читателя, у которого есть воображение и опыт. Когда Островский описывает отношения Бориса и Екатерины в "Грозе", они уходят за сцену и что там дальше происходит, каждый представляет в меру своей испорченности. Может они просто за руки держатся? Здесь же все ясно, это чистая порнография".

 

Секс описывали Набоков и Бунин, Хэмингуэй и Селинжер, Достоевский и Толстой, но никто из них не будил в читателе отвращения к этому процессу. А вот современные авторы описывают все так, что уже не только читать не хочется, но и представлять процесс неприятно. Проститутки и путаны в их описании выглядят комичными беспомощными гимнастами, которые при этом постоянно унижаемы и оскорбляемы.

Вот несколько цитат, авторов которых даже приводить не хочется, чтобы не позорить профессию писателя: "Путана доставляла мне неземное, космическое наслаждение и возбуждающие стоны будили во мне еще большую страсть. Да, это было эйфорично, она стонала, как раненный кайот или гиена".  Интересно, как автор представляет себя гиену или кайота? Или вот еще другой опус: "Он кричал: "Шлюха, шлюха, шлюха!" - и бил ее, но она радовалась и смотрела как блестят его руки, а в голове маленькой ложечкой вынимался мозг от желания".

Тема проституции и секса в литературе не нова, но, пожалуй, никогда она не была столь бездарна. Хочется больше раскрепощения в описания сцен любви с проституткой, но при этом интересно сохранить ну хоть какую-то литературную интригу, не потеряв ее за пошлостью и садизмом.